Национальный Органический Союз набирает обороты

05.02.2014

 natorgsoyuz-pressrbk.jpg

21 января 2014 годы в пресс-центре РБК в связи с объединением крупнейших игроков рынка органической продукции и учреждением Национального органического союза состоялась пресс-конференция с участием его учредителей.

Обсуждаемые вопросы:

  • органическое с/х: путь в «каменный век» или скачок к инновационным технологиям;
  • каков объем рынка органической продукции в России сегодня и каким он может стать в ближайшей перспективе;
  • каковы перспективы продвижения отечественной органической продукции на зарубежных рынках;
  • роль государства в развитии рынка органической сельхозпродукции;
  • на каких условиях ритейл готов сотрудничать с производителями отечественной органики.
  • Участники пресс-конференции:

  • Сергей Бачин, председатель Совета директоров ГК «Агранта»
  • Илья Калеткин, президент ООО «Аривера» Олег Мироненко, заместитель генерального директора Корпорации «Органик» Роман Гуров, заместитель исполнительного директора сети супермаркетов «Азбука вкуса» СТЕНОГРАММА ( вопрос ) ↑ СВЕРНУТЬ ВСЕ —Вступительное слово ведущего. Добрый день! Мы приветствуем интернет-аудиторию РБК, журналистов, собравшихся в пресс-центре медиахолдинга, и наших гостей - учредителей Национального союза производителей и потребителей органической продукции, сокращенно - Национального органического союза. По сути, сегодня мы представляем новое экспертное сообщество в сфере АПК, которое будет продвигать "органическое направление" в сельском хозяйстве страны, а также органические продукты питания на продовольственном рынке. Следует напомнить, что в 2013г. был подписан меморандум о создании Национального органического союза, и в декабре прошлого года Министерством юстиции союз был зарегистрирован. В него вошли крупнейшие компании отрасли - "Агранта", "Аграрные системные технологии", "Азбука вкуса", "Аривера", "Органик". О целях и задачах нового объединения, а также о принципах ведения органического сельского хозяйства и преимуществах органических продуктов питания сегодня нам расскажут представители компаний-учредителей Национального органического союза: - председатель совета директоров ГК "Агранта" Сергей Бачин; - президент ООО "Аривера" Илья Калеткин; - заместитель гендиректора корпорации "Органик" Олег Мироненко; - заместитель исполнительного директора сети супермаркетов "Азбука вкуса" Роман Гуров. В ходе интернет-конференции прозвучат ответы на вопросы пользователей сайта www.rbc.ru. Журналисты также смогут задать свои вопросы как в режиме удаленного доступа, так и сразу после нашей вступительной части. —Вопрос: Свой первый вопрос я адресую человеку, которого я бы назвала идеологом органического направления в сельском хозяйстве России - председателю совета директоров компании "Агранта" Сергею Бачину. Какие цели и задачи ставит перед собой новый союз? С.Бачин: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Рад вас приветствовать на этой конференции. Попробую объяснить, к какому результату мы стремимся и каких результатов мы бы хотели достичь в нашей деятельности. Органическое движение - это, действительно, мы считаем, новое направление развития сельского хозяйства в РФ. В целом, если посмотреть на это движение, на его историю, то оно насчитывает больше 80 лет. Оно широко развито в Европе, в Северной Америке и по всему миру. Так получилось, что Россия в силу определенных политических процессов, каких-то других событий в последние 20-30 лет не сильно занималась органическим сельским хозяйством и пищевой промышленностью. Мы считаем, что такое время пришло, что действительно пора органическое производство и потребление всяческими способами продвигать. Рынок большой и многообещающий, поэтому мы выступили с инициативой экспертного сообщества об объединении всех тех неравнодушных людей, которые действительно верят в органическое хозяйство, понимают, что это такое, и готовы популяризировать эти направления среди широкой аудитории. Среди целей мы видим, во-первых, популяризацию и информационное обеспечение: что такое органическое сельское хозяйство, что такое органическое питание. Это очень важная цель, потому что наши потребители во многом либо не осведомлены, либо не понимают, что это такое, либо вообще введены в заблуждение бесконечным набором разной терминологии. Вторая цель тоже очень важная - способствовать тому, чтобы органическое производство и потребление было законодательно урегулировано в России, чтобы мы в этом направлении не отставали не только от Запада или от Северной Америки, но и от таких стран, как, например, Китай или Индия. Так что мы всячески будем стремиться, чтобы организовать наших профессионалов, экспертов, и будем добиваться того, чтобы они участвовали в принятии соответствующего законодательства. Очень важное направление - это информационное обеспечение борьбы с контрафактной продукцией, чтобы та терминология, те наименования, которые обычно ассоциируются с органическим производством, не использовались для целей введения в заблуждение потребителя. Но также мы считаем, что сможем способствовать созданию такого инвестиционного климата в органическом сельском хозяйстве, которое позволит привлечь сюда достаточно большое количество и новых игроков, и новых инвесторов. Безусловно, я хотел бы подчеркнуть, как это ни странно будет звучать, что новое органическое сельское хозяйство будет выполнять колоссальную социальную функцию. Дело в том, что очень часто органическое сельское хозяйство как раз отлично ведется на землях рискованного земледелья, там, где индустриальное сельское хозяйство не интересно вести, и как раз то население, те земли могут быть вовлечены в оборот. Здесь я хотел бы подчеркнуть, что среди наших целей - объединение всех тех, кто стремится к чистому органическому способу ведения органического сельского хозяйства. В то же время мы не являемся антагонистами и не противопоставляем себя индустриальному сельскому хозяйству. Мы работаем в параллельных нишах и мы как раз хотим заполнить ту нишу, которая в данный момент времени не заполнена и которая сейчас подвергается существенной атаке со стороны импортных производителей. И если мы вовремя, быстро и качественно не объединимся, то мы просто эту нишу потеряем. —Вопрос: Каков объем рынка органической продукции сегодня в РФ и каким он может стать в ближайшие годы? С.Бачин: Если вы любите цифры и если мы берем западный рынок (я все-таки с него начну), то, например, на 2010г. США, Северная Америка и Европа совокупно - около 60 млрд долл. Это больше, чем рынок вооружений во всем мире. Это не какая-то мелочь, это серьезный сегмент. Этот рынок составляет в среднем где-то 4-5% от общего рынка пищевой продукции в этих странах. Если мы говорим о России, то наш рынок - порядка 150 млн долл. в год, и то он, я бы сказал, случайный, неосознанный. Это всего лишь порядка 0,2% от общего рынка пищевой продукции в стране. Поэтому, если мы предположим, что в течение следующих 10 лет мы хотя бы дойдем до 50% уровня потребления аналогичного товара на Западе, то потенциал роста рынка - это в десятки раз, в сотни раз для России. —Вопрос: Каковы конкурентные преимущества на этом рынке? С.Бачин: У нас есть огромное количество земель, причем чистых земель. Например, для того чтобы перейти из индустриального сельского хозяйства в органическое, необходимо минимум пройти так называемый 3-летний конвертационный период. Это на Западе. У нас же есть такое количество земель, которые прошли уже 20-летний конвертационный период, потому что они не были задействованы. Так что земель у нас действительно очень много. Во-вторых, конечно, у нас огромный внутренний рынок, очень большой рынок. И, в-третьих, есть свободные ресурсы, есть свободные хозяйства, которые не задействованы. Есть люди, особенно в Нечерноземье и Центральной России, которые не вовлечены в этот оборот. Все это мы можем сделать. И то количество земли и ресурсов, которые у нас есть, даже превосходит текущие потенциальные потребности России. Это говорит о том, что мы могли бы удовлетворять спрос и в Европе, и это направление могло бы быть одним из ведущих отраслей для экспорта, в первую очередь в Европу, конечно. —Вопрос: Когда Вы говорите о свободных землях, о каких регионах речь идет в первую очередь? С.Бачин: На самом деле органическое сельское хозяйство можно вести везде: от Северного полюса до Южных морей. Но мне кажется, что в первую очередь, когда мы сейчас об этом говорим, интересна, прежде всего, средняя полоса России. Я, если будет время, позже подробнее расскажу, почему именно средняя полоса РФ, но как раз именно невовлеченные земли здесь дают колоссальную возможность для роста органического производства. Вопрос: То есть сложные климатические условия не пугают? С.Бачин: Дело в том, что такое органическое хозяйство? Это чистое сельское хозяйство, которое, в том числе, не подразумевает использование не гербицидов, не пестицидов, никаких гормональных препаратов. Это реально очень чистое производство. И здесь начинается естественный отбор. Когда двигаешься на юг, там очень много всяких вредителей: жучков, паучков, вредителей, болезни, плесени. Не только мы хотим съесть наш урожай, все вредители его хотят съесть. И для того чтобы с ними бороться, надо их чем-то заливать. Как только мы начинаем двигаться дальше в центральную Россию или сюда на север, то урожай ниже, но зато и вредители ослаблены. И с ними можно бороться более простыми, более традиционными способами, и это как раз позволяет именно на этих землях выращивать пусть меньшее количество, но оно сразу автоматически получается более чистым. —Вопрос: В официальном названии союза присутствует слово "потребитель". Каким образом новое объединение будет взаимодействовать с потребителем? И.Калеткин: Органическое движение зародилось снизу, то есть оно идет от потребителя. Я думаю, что каждый из нас, кто занимается органическим сельским хозяйством, занялся им именно от этого уровня. Насколько я знаю, мы в нашей компании "Аривера" 8 лет назад начали заниматься органическими продуктами, потому что их количество на российском рынке было практически незаметно. Сейчас же, если вы придете в магазины среднего уровня, я уж не говорю про премиальный сегмент, то увидите, что присутствие органических продуктов на полках российских магазинов драматически выросло. Это здорово, и это не может не радовать. Другое дело, что присутствие импортных продуктов на полках наших магазинов, безусловно, превалирует. И наша задача как российских производителей наполнить полки наших магазинов отечественными продуктами, которые, безусловно, в силу всех обстоятельств должны быть дешевле импортных аналогов. Но эта задача очень сложная, амбициозная, и каждая из наших компаний с удовольствием, засучив рукава, взялась за выполнение этой задачи. Другое дело, что это не решается в одночасье. Если вернуться к вопросу о потребителе, то, конечно, наша задача - разъяснить российским потребителям вообще, что такое органические продукты, почему им можно доверять. В этом вопросе слово "доверие" - ключевое. Именно поэтому мы и объединились в союз для того, чтобы разъяснить, почему нашим продуктам можно доверять. Доверять органическим продуктам можно потому, что на каждом этапе производства все процессы, которые проходят, абсолютно прозрачные. Каждый из нас готов рассказать детально, каким образом какой продукт производится, выращивается, обрабатывается, упаковывается, потому что каждый этап сертифицируется, то есть отслеживается. Если потребитель заинтересован, то он может докопаться до самой сути, как это все происходит и откуда это все берется. —Вопрос: Существует факт, что все-таки органическая продукция несколько выше по цене. Каким образом сделать органические продукты по цене доступными любой категории граждан? И.Калеткин: Для этого надо этой продукции производить как можно больше и овладевать технологиями. Органическое сельское хозяйство, в частности растениеводство, предполагает многократную культивацию как основное средство борьбы с сорняками. Для этого необходимо иметь специфическую, я бы сказал, технику. Она, безусловно, дороже, и наши российские аналоги пока, к сожалению, далеки о того, что производит западное сельское машиностроение. Поэтому мы вынуждены закупать импортную сельхозтехнику в определенных нюансах. Кроме того, очень важный аспект - это то, что специалистов в органическом земледелии у нас тоже не очень много пока. Поэтому те люди, которые непосредственно на земле занимаются органическим сельским хозяйством, часто на путях поиска наилучших результатов совершают определенные ошибки из-за недостатка опыта. Это все на сегодняшний день сказывается на урожайности, на других параметрах и в конечном итоге на себестоимости. Дальше - переработка. Дело в том, что органического сырья сельхозпродукции, которое производится в России, пока недостаточно, для того чтобы этот эффект масштаба сработал на снижение цены. Здесь очень важно нам убедить других участников сельскохозяйственного рынка переходить на органические рельсы. Может быть, покажется немного странным то, что те, кто занимается органическим сельским хозяйством и хотели бы, наверное, снять основные "сливки" с этого рынка, призывают других участников сельхозрынка присоединиться к ним, для того чтобы снизить стоимость конечной сельхозпродукции. Но, тем не менее, здесь два аспекта опять же. Мы считаем, что органические продукты - это здоровые и чистые продукты, и наша миссия как раз заключается в том, чтобы наши потребители - россияне - потребляли как можно больше именно биопродуктов. Это первое, а второе, что, производя больше сырья, большое количество переработчиков перейдет на переработку этого сырья. Я займу немного вашего времени и приведу пример с мельницами. Всем известно, что высококачественную муку можно произвести только на больших мельничных комбинатах, которые перерабатывают 1 тыс. т в сутки. Все наше хозяйство, которое находится в Мордовии, называется "Биосфера" и произвело всего 1 тыс. т озимой пшеницы за весь прошлый год, а это один день огромного мельничного комбината. Безусловно, мельничному комбинату мы абсолютно неинтересны в этом аспекте, но если нас будет 365 таких, то мы уже можем загрузить мельничный комбинат полностью. Но это только один из маленьких примеров. С.Бачин: У меня небольшое дополнение. Постановка вопроса очень характерна. Как сделать органическую продукцию такой же дешевой, как и индустриальная? А никак, в какой-то степени. Дело в том, что если вы посмотрите на развитый рынок, где много органической продукции, то она все равно на 20-30% дороже. Это не плохо и не хорошо. Никто же не ставит вопрос так: у нас есть "Жигули", но ведь все же радуются, что есть и Volkswagen. И никто не говорит, что не будет покупать Volkswagen, пока он не станет таким же, как "Жигули". Мы понимаем, что это все-таки разные сегменты. И все органическая продукцию будет машиной Volkswagen по отношению к "Жигулям". —Вопрос: Как Вы оцениваете перспективы расширения союза? И.Калеткин: С большим воодушевлением и энтузиазмом. Я просто вижу, какой интерес небольших и средних сельских хозяйств. В нашей российской шкале они, с точки зрения западных и европейских производителей, просто огромные. Тем не менее, я говорю про сегмент фермеров и небольших хозяйств от 1 до 2 тыс. га. То есть интерес к этому рынку очень большой, другое дело, что люди очень осторожны в плане перехода на новые технологии и на новые рельсы. С другой стороны, их, безусловно, воодушевляет цена на полке органических продуктов на сегодняшний день. Но подводных камней очень много, безусловно. В неделю несколько звонков раздается от новых незнакомых людей, которые готовы встретиться, поговорить, каким-то образом "сверить часы" и наметить точки соприкосновения, где мы можем взаимодействовать и помочь друг другу. Поэтому перспективы, я считаю, прекрасные. —Вопрос: Зачем вашей компании участие в новом некоммерческом объединении? И.Калеткин: Дело в том, что один в поле не воин, и для того чтобы отстаивать интересы органического земледелия, нам необходимо объединить усилия. Я бы хотел здесь обратиться к журналистскому сообществу. Я призываю тех журналистов, которые интересуются этой темой, глубже вникнуть в терминологию, в понятия, в технологию производства органических продуктов, для того чтобы эта тема не освещалась поверхностно. У нас очень часто получается так, что темы освещаются с позиции конфликтов. Например, берется эксперт из области органического земледелия и находится, скажем, псевдоэксперт, или какой-то актер, который всеми правдами и неправдами пытается доказать, что органическая продукция не только бесполезна, но и вредна. Этот псевдоконфликт, который особенно часто мы на экранах телевизоров можем наблюдать, преподноситься как различные точки зрения без глубокого анализа. Для того чтобы это не было только шоу, а было бы действительно обстоятельное разъяснение и правильное информирование потребителя, я бы все-таки призвал журналистов глубоко вникнуть в эту тему. Это не очень простая история, но мы как раз объединились, в том числе, для того чтобы помочь всем разобраться, что такое производство органической продукции, начиная с сельхозсырья. —Вопрос: Уже не раз говорилось о необходимости государственного регулирования органического производства. Есть предложение обсудить тему взаимодействия с органами законодательной власти в области разработки нормативно-правовых документов, направленных на рост и регулирование рынка органической продукции. О.Мироненко: Я хотел бы сразу подчеркнуть, что развитие органического производства в РФ имеет несколько волновой характер. Мы уже прошли первую волну где-то с 2002г. по 2006г., когда появилась первая компания, которая начала продвигать идею органического производства. Все мы уважаем эту компанию "Агрософия" - это производители, которые и проходили первыми так называемую российскую сертификацию. Вторая волна привела к некоторому изменению ситуации. Это была волна приблизительно с 2006г. по 2012г., когда вновь приходящие сельхозпроизводители стали сертифицироваться на Западе. У нас появились так называемые сертифицированные на Западе специалисты в связи с отсутствием, как правило, законодательства в РФ. На сегодняшний момент, где-то с конца 2012г. - начала 2013г. запустили так называемую третью волну. Она должна либо существенно увеличить и количество участников рынка, и изменить отношение полностью в органической продукции, либо сделать эту отрасль более инвестиционно привлекательной. Но основная проблема на сегодняшний момент в том, что отсутствует российское законодательство и практически все, кто работает на российском рынке, - это компании, в основе своей сертифицированные на Западе. Вопрос, произойдет ли качественный скачок, произойдет ли легализация как таковой этой отрасли, на сегодня достаточно активно увязан с государством. Каким образом государство повлияет на этот сектор, на сегодня является для нас вопросом достаточно важным. Ведь ни для кого не секрет, что государство может как развить сектор, так и погубить его. И все наше отношение к принимаемому законодательству - это вопрос не навредить самому сектору и сделать так, чтобы принимаемые законы принципиально повлияли на его развитие. Прежде чем понять, как это сделать, мы достаточно активно анализировали, что происходило с точки зрения этих процессов на западном рынке, и поняли, что нам было бы желательно не изобретать новый велосипед, а практически повторить некоторые моменты так, как это происходило на Западе, так, как принималось законодательство на Западе. Сегодня, когда мы говорим с государственным органами и обсуждаем этот вопрос с депутатами, мы говорим о том, что наше законодательство должно достаточно прочно корреспондироваться с тем, что происходит на Западе. На это есть две причины. Первая - мы бы хотели, чтобы наша продукция признавалась на Западе так же, как мы сейчас признаем западную продукцию у себя. Второе - мы уже видели то, как это развивалось на Западе, и каким образом оно привело к ситуации "не навреди" и к достаточно активному развитию рынка как такового. Поэтому сегодня у нас достаточно много вопросов с принятием новых законодательных актов. Как вы заметили, с 2012г. мы обсуждаем три версии закона. На сегодняшний момент мы пока, к сожалению, не пришли к окончательному варианту того, как этот закон должен выглядеть. Также, как пока на сегодняшний момент не сформировано полностью понятие того, какими должны быть то, что называется в Европе стандартами. К сожалению, наше законодательство и европейское несколько отличаются, и нам приходится заниматься большими вопросами, связанными с адаптацией. Но, с нашей точки зрения, развитие и принятие законодательства - это еще не панацея от беды, связанной с развитием, как таковым. На сегодняшний момент рынок тех, кто хотел прийти, и тех, кто мог прийти на этот рынок, уже сформировался. Без принципиальных шагов в этой области я не думаю, что кто-то активно придет на этот рынок. Тут возникает вопрос второй, который связан с государством. Будет ли государство вообще каким-то образом поддерживать этот сектор? Мы не говорим о той части, когда предприятия достаточно активно стоят на ногах, когда они уже достаточно активно работают в этой области. Вопрос о тех, кто захочет прийти. Вопрос прихода в органику является достаточно дорогим, и Сергей Викторович уже подчеркивал, что есть так называемый конверсионный период. С точки зрения запуска производства органики - самый дорогой. В этот период вы теряете урожайность приблизительно на 30%, количество производимого молока - как минимум на 30-50%. Конверсионный период является самым дорогим. Совершенно не гарантировано, что, выйдя на рынок, вы получите тот доход, который вы планировали изначально. Для того чтобы осознано пройти этот период, чтобы осознанно обучиться (здесь даже вопрос обучения, передачи методологии, понимания того, как это будет происходить), именно в этот период государство должно запускать некий запускающий механизм для тех, кто придет на этот рынок. Дальше уже вступают в силу рыночные взаимодействия, и здесь как таковая поддержка уже и не столь важна. Но вопросы, связанные с приходом новых предприятий на этот рынок, достаточно важны. К сожалению, на сегодняшний момент волна, связанная с принятием законодательства, имеет немного неравномерный характер. Есть ряд регионов, которые принимают свои региональные программы, в бюджеты развития сельского хозяйства ближайшего периода времени органика не попала пока. Опять же, скорее всего, это связано с тем, что органика не легализовалась на этом рынке. Возможно, легализация органики как таковой запустит целый ряд и государственных механизмов, которые позволят принципиально изменить ситуацию на рынке как таковом. —Вопрос: Почему ваша корпорация "Органик" вошла в состав нового союза? Какие цели Вы, в первую очередь, преследовали? О.Мироненко: Мы одни из самых старых на этом рынке, поэтому у нас есть какой-то накопленный опыт и у нас есть желание рассказать о своем. Как уже подчеркивал И.Калеткин, на сегодняшний момент идет достаточно активное развитие новых направлений. Их развитие для нас является достаточно проблематичным, потому что, как он говорил, мы с ООО "Аривера" объединяемся как раз с точки зрения производственного увеличения. То количество гречихи, которое производим мы, перерабатывать технически негде. С "Азбукой вкуса" мы неоднократно обсуждали вопросы поставки овощей и заполнения этого рынка. Вопрос подготовки овощей, переработки является столь же важным для нас. Это объединение в союз показывает, насколько можно развить систему взаимодействия между казалось бы разными корпорациями, которые на рынке должны конкурировать. Но рынок настолько не заполнен, что именно объединение сегодня повлияет и на удешевление товара как такового, как ни парадоксально. Здесь есть еще один важный момент. Мы еще раз говорим о том, что учиться сегодня негде, но есть накопленный опыт. Объединение участников, которые уже накопили опыт, создание методик внутри союза абсолютно четко позволит принципиально повлиять и на развитие рынка как такового. Поэтому не зря мы обсуждаем вопрос создания совместных учебных программ. —Вопрос: На каких условиях сегодня ритейл готов сотрудничать с производителями отечественной органики? Р.Гуров: Прежде всего, это, конечно же, качество продукции, потому что наши клиенты предъявляют к нашей продукции требования высокого качества. Чтобы мы соответствовали этим требованиям, нам необходимо проявлять определенные стандарты качества. Западные, к сожалению или к счастью, думаю, что все-таки к сожалению, соответствуют этим стандартам. Те европейские директивы, которые существуют, мы в настоящий момент и пытаемся взять за некую основу при составлении нормативно-правовых документов, связанных с органикой, здесь, в нашей стране. —Вопрос: Еще одна тема - это распространение органической продукции. Где сегодня уже можно купить "органику" в России и на что следует обращать внимание? Р.Гуров: В связи с отсутствием нормативно-правовой базы и единого стандарта производства и маркировки органической продукции очень сложно, в частности, развивать органическое сельское хозяйство и в целом развивать отечественный агропромышленный комплекс, потому что все-таки органическое сельское хозяйство является частью отечественного АПК. Более того, юридический вакуум, который сейчас существует, способствует появлению на рынке недобросовестных производителей, которые выпускают мнимую экологически чистую или органическую продукцию. Из органической продукции лишь добавленная стоимостью, а сама продукция оставляет желать лучшего. Это говорит о том, что эти лжепроизводители обманывают нас с вами и производителей. Наша сеть - сеть супермаркетов "Азбука вкуса" - является первой отечественной розничной сетью, которая выстроила модель взаимодействия с национальными фермерами, готовыми производить органическую продукцию и реализовывать ее на отечественном рынке. У нас есть такие фермеры, которые сейчас с нами сотрудничают. Что касается цифр, то, например, в нашей сети супермаркетов количество органической продукции из всех товаров составляет около 7%. Это достаточно большая цифра. И вся эта продукция импортируется из Европы и Северной Америки. Российская органическая продукция на полках есть, но ее можно пересчитать по пальцам рук. —Вопрос: Можете ли Вы попытаться оценить перспективы продвижения отечественной органической продукции перед зарубежной? Р.Гуров: Это достаточно сложно будет сделать, но мы как социально ответственная компания будем ставить и ставим отечественную продукцию. Но для того чтобы ее продвигать, необходимо шаг за шагом выстраивать некий алгоритм действий. Первое - это создание нормативно-правовой базы и неких национальных стандартов и маркировки. Пока этого не будет, будет очень сложно продвигать отечественную органическую продукцию здесь, в России, и в частности, за рубежом. Более того, у нас, к сожалению, нет некой культуры потребления "органики". Она очень дорогая по стоимости, и не каждый может ее себе позволить. Люди, может быть, и покупали бы эти чистые продукты, все следят за своим здоровьем и хотят быть здоровыми, но нет денег. С.Бачин: Дело в том, что, конечно, конкурировать с европейцами тяжело, но есть один сегмент, где мы можем легко конкурировать, у нас есть колоссальное преимущество при поставке товаров на внутренний рынок - это свежая продукция. Что бы ни делали уважаемые европейцы, по-хорошему, наши молоко, мясо, овощи все равно будут свежее, так как оно ближе. Например, наше хозяйство - мы продаем продукцию сейчас под брендом "Углече поле" - расположено в Угличском районе. Мы ее производим к вечеру предыдущего дня, а сегодня утром она в магазине. Она свежайшая и чистая, и до тех пор, пока мы не ошибемся, ни один европеец с нами конкурировать не может. И.Калеткин: Я хотел бы дополнить. Мы с большим удовольствием в наших рядах видим "Азбуку вкуса", но надо сказать, что в "Азбуке вкуса" есть еще программы по производству органической продукции, насколько я знаю, поэтому их можно считать не только ритейлерами, но и производителями, объединителями усилий фермеров на пути создания отечественного органического продукта. Но то же самое можно сказать и про других участников Национального органического союза. В каждый из наших холдингов входит один или несколько (как в случае с "Биомаркетом") достаточно крупных магазинов. Это магазин "Биомаркет", "Органикмаркет", это магазин "Биостори", которая входит в наш холдинг. Мы тоже стараемся держать руку на пульсе ритейла, для того чтобы понимать эластичность спроса, в том числе отечественных потребителей органической продукции, для того чтобы не ошибиться в экономике. С.Бачин: Я продолжу эту линию. Я уже сказал, что мы производители, но мы и потребители и погрузились в тему достаточно глубоко. Мы - это наши менеджеры, это люди, с которыми мы работаем, и люди в соседних бизнесах, и те, кто погрузился, понял, что такое органическая продукция. —Вопрос: Чем принципиально отличается Национальный органический союз от Союза органического земледелия и ряда других союзов, которые сейчас уже существуют? И.Калеткин: Мы взаимодействуем со всеми людьми, то есть мы знаем всех участников рынка. Как вы понимаете, на рынке органики присутствуют люди в основном пассионарные, то есть те люди, которые стремятся быть лидерами в этих областях. Поэтому процесс консолидации нашего органического рынка проходит не в одном таком ключе, не в одном мейнстриме. Возникают разнообразные объединения, разнообразные союзы. Это можно только приветствовать. На одной из встреч с Союзом органического земледелия мы не исключили возможность в какой-то перспективе объединиться. Это вопрос наших целей и задач, которые мы собираемся решать совместно. С точки зрения каких-то принципиальных различий, мне просто трудно сказать. Я на сегодняшний день точно не знаю список организаций, которые объединены в Союз органического земледелия. Но мы хорошо знаем его руководство. —Н.Гилева (Независимое информационное агентство): По Вашему мнению, производство органики в технологическом смысле это шаг вперед или шаг назад? Сколько лично Вы вложили в развитие своих органических хозяйств? С.Бачин: Мы вложили около 1 млрд руб., и отсюда ответ на первый вопрос - это шаг вперед. Если вы приедете и посмотрите на наши фермы, то вы увидите полностью роботизированные и компъютизированные фермы, и молодые ребята, айтишники в очередь стоят, чтобы попасть работать на такие фермы. Я всех вас приглашаю посетить наши сельхозпроизводства, и вы увидите, что многие и индустриальные производства, и многие заводы пока отстают от уровня технологического обеспечения. Мы говорим о чистоте, о качестве, но мы не говорим, что надо прыгнуть в прошлое назад на 100 лет и ходить с мотыгой по полям. Нет, это, безусловно, шаг вперед. Я могу долго на эту тему говорить, если, например, посмотреть, как мы пастеризуем молоко или как мы производим вплоть до заквасок. Конечно, это очень высокотехнологичные производства, и они оказываются более сложные, чем стандартные технологические производства, потому что в стандартном индустриальном сельском хозяйстве или в производстве чего-то не так пошло - хлоп, чего-то там добавили, стабилизировали состав молока и этой химией выправили ситуацию. Мы не имеем права этого делать, поэтому наши производства становятся сложнее и тоньше. О.Мироненко: До прихода в органику я 11 лет возглавлял Московский инновационный фонд, соответственно, я всю жизнь работал с инновациями. Я вас уверяю, что то количество, которое применяется в органике, в несколько раз выше, чем то, что применяется в электронной промышленности. Электронная промышленность двигается вполне конкретными и понятными шагами. Здесь же практически приходится все изобретать заново. И не все технологии, которые применяются на Западе, могут быть применены у нас. Простейший пример. Нам для производства грибов было нужно, чтобы сено быстро гнило. Западная технология, которая нам предлагается, неприменима. Наши изобретатели предложили обработать кипятком, паром, и гнить будет больше. Этого ноу-хау нет нигде. Есть вторая ситуация. Например, нигде на Западе при производстве грибов в грибах не бывает червей. Это говорит о химизации. Впервые в России было зафиксировано, что грибы, производимые в органике, были с червями. Это, конечно, повлияло на урожай, но, с точки зрения борьбы, у нас так. —И.Фурцева (Российская бизнес-газета): Можно ли в цифрах оценить объем импорта органической продукции и экспортный потенциал нашей продукции? И не опасаетесь ли вы каких-то "наездов" или, может быть, информационных войн со стороны традиционных земледельцев или производителей минеральных удобрений, ГМО-продуктов? С.Бачин: Сначала о цифрах и о потенциале. Если европейский рынок - это более 30 млрд долл. в данный момент времени. Я говорю именно о европейском рынке, я не очень уверен, что мы можем поставлять в Северную Америку, это далековато. Смотрите какой потенциал: даже несколько процентов от этого составляет миллиарды долларов. Более того, к нам поступают обращения, в частности больше всего из Германии, и они хотят с нами вступать или в СП, или в собственное производство, зная, сколько здесь земли, чтобы затем продукцию уводить опять в Европу. В России доля импортного рынка огромная, потому что рыночек маленький - всего 150 млн, но в основном, конечно, миллионов 120-130 - это, конечно, импортная продукция. Что касается возможных информационных войн, то это везде в мире идет. Возьмите ГМО или компанию "Инсанта", везде идет война. Скажем, химические концерны выступают за то, что химия - наше будущее. Соответственно, экологические движения, наоборот, что химия убьет наше будущее поколение. Это идет везде и это идет всегда, просто мы со своей стороны себя очень корректно ведем, и в информационных спорах и индустриальная сторона также будет вести себя корректно, хочется верить. И.Калеткин: Мы готовы к дискуссии, безусловно, и мы готовы очень серьезно, поэтому простые "наезды" не пройдут. Надо аргументировать свою позицию, и у нас аргументы припасены. —Н.Гусева: Как вы видите себе развитие российской органической сертификации в будущем, маркировки, как ее можно продвигать и как сделать так, чтобы люди стали ей доверять? О.Мироненко: Существует вполне конкретный европейский опыт, как производится сертификация на сегодняшний момент. То есть независимая сертификационная компания, которая занимается сертификацией, и обязательное условие - аккредитация при тех органах, которые отвечают за развитие законодательства, в данном случае у нас Минсельхоз как таковой. Но степень зависимости - лишь выполнение определенных правил, которые четко определены на сегодняшний момент и от его опыта ничем не отличаются. Поэтому роль Минсельхоза - аккредитовать и отслеживать то, как сертификационная компания выполняет это на рынке. Сами сертификационные компании не являются государственными и ведут независимую работу, есть определенные правила, как эта сертификация производится. Когда мы играем в баскетбол, все знают правила, что если отсюда бросаем, то это два очка, а отсюда - три, то и здесь все то же самое. Если выполняете вполне определенные правила, то тогда вы "органики", не выполняете - значит, находитесь за пределами этого. Но опять же здесь есть две вещи. Мы уже говорили, что есть технологические органики, а есть органики по зову души. Те, кто по зову души, никогда и ничего нарушать не будут, я вас уверяю, и будут сохранять все те процессы, которые существуют в природе. Технологические органики должны четко соответствовать тем технологиям, которые описаны для органического производства. С.Бачин: Я бы по терминологии сказал бы два-три слова. Дело в том, что мы все время говорим "органика". Когда будете о нас писать, то вы часто считаете, что "экологически чистое" и "органика" - это синонимы. А вот и нет. Все, что органическое, это действительно экологически чистое, а то, что часто называют "экологически чистым" это не всегда "органика". То есть "органика" - это более глубокий, более мощный термин, чем "экологически чистый". Более того, "органика" - это четко определено, что это такое, а вот "экологически чистый" - это больше сленг, чем определенный термин. И.Калеткин: Что же касается маркировки, то это вопрос к развитию нашего рынка. Маркировок может быть бесконечное количество, и это вопрос к неким стандартам, которые могут задавать опять же небольшие или более крупные объединения. Если мы говорим о российском законодательстве, то мы говорим о неком базовом законе, стандарты которых служили некой базой для надстройки всяких разных других сертификаций. Точно так же, как в Европе, есть закон об органическом земледелии, который принят всеми странами Европейского союза - это некий единый стандарт, но есть более строгий стандарт, который принят, например, в Швейцарии: bioswiss - более строгая сертификация, или антропософская сертификация - Demetr. Это более глубокий, насыщенный философией способ ведения сельского хозяйства. Не буду сейчас углубляться в подробности. Это вопрос уже маркетинга. Наша задача производить органическую продукцию, а как продвигать определенную марку, это вопрос все-таки не к нам, а к тем, кто будет продвигать. У нас пока нет такой марки, которую мы сбираемся продвигать на нашем рынке. Мы продвигаем органические продукты. —Вопрос: При отсутствии разработанной системы сертификации по стандарту organic, с точки зрения Национального органического союза, необходимо ли наличие европейской либо североамериканской сертификации по биостандарту, по стандарту organic? С.Бачин: Нет, наоборот. Я бы так сказал, что наше объединение принимает к себе не тех, кто уже сертифицирован, а тех, у кого горят глаза, кто хочет работать на этом рынке, кто энтузиаст, и ему есть, что сказать. Всем, кому есть что привнести в наше движение, добро пожаловать! И.Калеткин: Но если сертификация уже есть, то это дополнительный плюс. —Вопрос: Каким образом определяется легитимность стандарта органики того или иного производителя? И как на данный момент производители борются с недобросовестными производителями? С.Бачин: Пока, к сожалению, этот вопрос не урегулирован, и любой может выйти на наш рынок и сказать слово "органический", и с этим пока ничего сделать нельзя. Только взывать к совести производителей. А те, кто по-настоящему органику потребляют, все равно знают, потому что информация о недобросовестных производителях по рынку все равно расходится. О.Мироненко: Большая часть из нас - производители. Мы давно уже в этом секторе, и мы уже наметанным глазом видим, люди планируют прийти в органику или для них это чисто движение такое. Если вам будет трудно определить, вы звоните нам - поможем. И.Калеткин: Сообщество потребителей и журналистов, кстати, на самом деле само выявляет недобросовестных производителей. Кстати, ресурс, который здесь присутствует, выявил одного такого недобропорядочного производителя, и спасибо им за это. Вопрос: А что в результате с этим недобросовестным производителем сделали? С.Бачин: Если информация о том, что данный производитель недобросовестный, становится известной, то это серьезно. Я думаю, что он понесет репутационные издержки в век информационных технологий. Вопрос: В основном на полках магазинов мы видим молочную, мясную продукцию по стандарту "органик". А в плодоовощном бизнесе, сегменте есть ли какой-то опыт, в частности у "Азбуки вкуса"? Как вы видите перспективы во фруктах и овощах органической продукции? Р.Гуров: Конечно же, есть. У нас во всех продуктовых цепочках есть органические продукты, и больше всего их в овощной цепочке. Что касается продвижения отечественных продуктов, то оно возможно, конечно, но опять же нужно принимать нормативно-правовую базу, чтобы их масштаб увеличить по сравнению с иностранными органическими овощами. Вопрос от группы компаний "Нигом": Свой вопрос я превращаю в предложение. Мы понимаем, что арсенал тонких технологий, которые успешно применяются сегодня в органике и которые наверняка будут приняты в союзе для достижения конечной цены продукции, очень важен и нужен. Мы предлагаем создать совместный проект по генерации энергоносителей из отходов производства органических продуктов. —Е.Буз (ИТАР-ТАСС): Ваши предприятия по производству биопродуктов действуют в Тверской, Тульской, Ярославской областях и в Республике Мордовия. Как вы оцениваете перспективы развития производства биопродукции в областях Центрального и Приволжского федеральных округов? Какие еще области в других федеральных округах имеют хорошие шансы на развитие у себя таких хозяйств? С.Бачин: Не биопродуктов, как говорится в вопросе, а об органическом производстве. Биопродукты в нашем законодательстве никак не определены и в ближайшее время определены никак не будут. Если перечислять конкретные области, то во всех областях РФ есть отличные перспективы для развития органического производства. Просто в каждой области надо смотреть на конкретные природно-климатические условия. —Е.Буз (ИТАР-ТАСС): В каких цифрах вы исчисляете количество потребителей органической продукции в РФ и где, по вашим наблюдениям, они проживают? С.Бачин: Так получилось, что основной наш потребитель проживает в крупных центрах. Безусловно, чем больше информирован потребитель, тем больше процент потребителей органической продукции. Конечно, подавляющее большинство потребителей органической продукции, я имею в виду ту, которая имеет сертификацию или определена как органическая, проживают в г.Москве. Дальше идет Санкт-Петербург и т.д., по мере продвижения в сторону уменьшения количества живущих в мегаполисах. Москва на сегодняшний день - основной потребитель органической продукции в стране, что понятно. Но, конечно, мы бы хотели, чтобы потребители радовались органической продукции во всех уголках нашей необъятной страны. —Заключительное слово ведущего. Мы завершаем нашу пресс-конференцию. С нашими посетителями сайта мы прощаемся. Спасибо вам за внимание! В ближайшие часы на интернет-ресурсах РБК появятся полная стенограмма пресс-конференции и самые яркие видеоцитаты. Благодарю технические службы пресс-центра, которые помогали нам оставаться все это время в прямом эфире. Хорошего вам продолжения дня! До новых встреч!

  • Возврат к списку